Башкирцева

Катажина Грохоля "Трепет крыльев"

Не спалось. Решила почитать книгу Катажины Грохоля «Трепет крыльев». Я ее купила почти случайно – закинула в корзину к другим книгам на Озоне, чтобы добрать сумму для бесплатной доставки. Ожидала легкого чтива вместо сериала – женское про любовь, чтобы расслабить мозг. И нашла там совсем не то, что ожидала…

Она настолько точно пробудила во мне давно забытое время страха и отчаяния, постоянного ожидания и разочарования, боли и ужаса… Давно забытое. Ведь прошло так много лет, время так старательно стирало грани этих воспоминаний, что мне казалось: я всегда была такой, как сейчас. И никогда не была той напуганной глупой девочкой, с которой можно было делать такие ужасные вещи, а она только и чувствовала вину. Которой не было и не могло быть.

Я думала. Какой я была тогда сильной, несмотря на свою юность и неопытность. Какой сильной была эта девочка, которая смогла все это вынести, пережить и выйти из этого достойно, не теряя лица и личности. Я и сейчас такая.

И все равно это время многое во мне изменило. С того времени та незаживающая рана в боку, о которой пишет героиня Катажины, она была у меня. Эти долгие годы – я пыталась излечиться. В то время, как стирались грани воспоминаний, эта рана так и осталась во мне. Я пыталась залечить ее алкоголем, глупыми поступками, ненужными связями. Позволяла делать с собой что угодно просто потому, что все, что угодно, было лучше тех унижений, той боли.

И еще я думала. Ведь все, кто был рядом, - они видели, что происходит со мной. Видели и молчали. Когда я приходила в университет с синяками в половину лица, я слышала, как за моей спиной однокурсники обсуждают меня. Но никто не подошел и не спросил: «Что с тобой?» А преподаватель на экзамене, глядя на спущенную на лицо челку и буро-фиолетовые разводы под ней, просто тихим аккуратным голосом завал вопросы по теме билета. И я отвечала. Все без запинки. Он, тот кто все это сделал, научил меня отвечать без запинки на любой вопрос. К этим вопросам я готовилась днями, потому что неверный ответ приводил к фиолетовым разводам на лице. И все равно отвечала неправильно, ведь правильных ответов не было.

Все они молчали, глядя мне в лицо. Даже мои родители, даже мама. Хотя она видела не только лицо, но и руки. Видела меня в пижаме, зимнем пальто посреди лета, с мокрыми волосами, в слезах приходящей среди ночи.

Я поняла, что мой муж изменил меня. Три года с ним вместе – именно они окончательно заставили затянуться эту рану. Только с ним и только спустя столько лет я стала собой. Потому что он не стал бы смотреть на меня и говорить тихим голосом, если бы у меня был синяк в половину лица. Он бы не стал обсуждать меня за моей спиной и не разрешил бы вернуться к тому, кто со мной такое делает. Только он один в моей жизни не стал бы. И поэтому, в том числе поэтому я с ним. Потому что он один воспринял меня не как ущербную навсегда раненую девочку, которую безошибочно опознавали многие другие до него, чтобы самоутверждаться за мой счет.

И я заплакала. Пережила весь этот ужас снова вместе с книгой Катажины. Я плакала, и слезы очищали. Они напомнили мне о той дыре в боку. Что она была и что она во многом определила и создала меня. И что она прошла, и не осталось даже шрама. Только эти слезы. А потом я пришла к моему мужу, и он обнял меня и спрашивал, почему я плачу. И в тот момент это уже были слезы счастьяJ

Если вы когда-нибудь испытывали на себе домашнее насилие, не читайте книгу Катажины, потому что переживания вернутся к вам с прежней яркостью и возродят былые раны. Или прочитайте, чтобы понять что-то о себе. Хотя бы то, что это кончилось. И что вы живете.

Башкирцева

Очередное ностальгическое

В 90-е годы все девочки читали журнал Cool Girl. До сих пор помню постеры из середины журнала известных поп-групп, которыми обвешивались обои в комнате. Липкие тонкие странички только из печати, комиксы из "настоящей жизни" (Дома-2 еще не было, но у нас уже было свое реалити-шоу), рубрики, в которых ничем не примечательных подростков переодевали в клевых девчонок (но тебе это все равно не светило, потому что у родителей нет денег на эти вещи), и конечно, рубрику "Вопрос-ответ", только называлась она как-то иначе, не помню уже как.
Там, затая дыхание, можно было прочитать истории из жизни других девочек, и их жизни всегда оказывались более полноценными и интересными, чем твоя. "Парень сказал, что я плохо целуюсь. Что мне делать?", "Мне нравится друг моей подруги" и даже "Мы встречались с ним полгода, а потом он начал встречаться с Машей. Я его люблю и не знаю, как его вернуть. Он мне сказал, что опять будет со мной гулять, если я с ним (о БОЖЕ КАК ИНТЕРЕСНО) пересплю. Но я пока не решила".
А еще была рубрика знакомств. Да-да, Интернета не было:))) Там, кстати, публиковались вполне невинные детские объявления типа "Привет всем! Я Саша, мне 14 лет. Я увлекаюсь футболом, слушаю группу "Нирвана". Хочу познакомиться с девушкой от 12 до 14 лет. Присылайте фото". Вот какому-то такому Саше в Москву я даже написала письмо. А он мне (гад) не ответил. А я в свои 26 все еще об этом помню, хотя даже фотографии его никогда не видела.
И конечно, я мечтала стать такой cool girl, чтобы были такие шмотки, как в журнале, а не две кофточки и одна юбка, чтобы Саша предложил мне встречаться, пусть даже сказал бы, что целоваться я не умею.
Все мои мечты исполнились. Как только я начала зарабатывать сама (с 14 лет по мелким подработкам, а с 19 - официально по трудовой), я стала набивать шкаф шмотками. Сейчас мечтаю от них избавиться, потому что набито два шкафа, складывать некуда, избавляюсь пачками, лишь бы появилось место для новых. Не один "Саша" предложил мне встречаться, а некоторые даже не только это:)) Совсем не то, что вы подумали, я имею в виду руку и сердце. И не один не сказал, что я не умею целоваться!
Я полностью счастливый человек, каким мечтала стать в 12 лет.
И больше не пытаюсь стать ни cool girl, ни девушкой Cosmo, ни кем-то еще. И это главное. 
125408305485641
Башкирцева

(no subject)

Ничего не сложно. Если говоришь "сложно", значит, просто нет мотивации, веры, мечты.
Ведь самый целеустремленный человек - тот, кто стремится в туалет. Что можно хотеть сильнее?
Просто по-настоящему желать страшно, ведь желаемое может сбыться. А ты еще не решила, правда ты хочешь или нет. Так вот я хочу захотеть чего-то так же сильно, как хотят в туалет. Буду работать над этим.
Пойду слушать себя...:)
Башкирцева

(no subject)

Мне, как и многим в этой стране, все равно, какая у нас власть. Мне все равно, как будет называться правящая партия. Единственное, что я от нее хотела бы - чтобы она не мешала мне жить.
Чтобы она перестала обдирать меня как липку и выставлять препоны везде и всегда, куда ни сунься. Все, больше мне от нее не надо ничего.
Не надо мне никаких подачек: ни бесплатной медицины (которой давно нет), ни бесплатного образования (которое тоже заканчивается и умирает), ни каких-либо социальных льгот. Даже справедливости не надо. Я все, что мне нужно, найду и получу сама: заработаю деньги, заплачу врачам и учителям, решу, кто мне враг, кто друг и что мне с ними делать. Просто не мешайте.
Если найдется такая партия или такой человек, я пойду за нее или за него голосовать и выступать на митинге.
Только что-то мне подсказывает, что чтобы жить в такой стране, надо менять место проживания. И ехать в какую-нибудь страну третьего мира, кажется, это еще пока возможно где-то там. В Индии, откуда мы вернулись, неделю назад, кажется, возможно. Власть там как бы есть, но ее не заметно и жить она не мешает решительно никому. Хочешь строй себе дом, заводи бизнес, рожай детей, хочешь отдавай их в школу, а хочешь не отдавай - никто тебе слова ни скажет.
А если кто-то возразит, что в таком случае каждый если хочет, то пойдет убивать и воровать - и ему ничего не будет при таком государстве. Да, поэтому я и говорю - не в нашей стране. Только там, где люди не отравлены ненавистью друг к другу...
А любовь или ненависть друг к другу не может обеспечить никакая власть. Это мы с вами, только мы с вами делаем и можем изменить...
Башкирцева

(no subject)

Так интересно: неужели за два - три года я стала людям интереснее?

Где-то два или три года назад, не вспомню сейчас точно, я пригласила на день рождения людей, и все они не пришли. У каждого была своя отговорка, звучали даже такие: "Ты очень хорошая, конечно, но я не могу сейчас заводить друзей, впускать в свое сердце кого-то нового, а приглашение на день рождения для меня слишком серьезно". И это не мальчики были, нет, вполне себе девочки. И знали мы друг друга не первый день далеко, просто симпатичных мне людей пригласила. Друзей у меня действительно мало было и тогда, и сейчас, если они вообще у меня когда-нибудь были.

В этом году, вспоминая тот прекрасный год, после нескольких лет встреч дня рождения за границей в отпуску, решила пригласить людей по тому же принципу - кто мне симпатичен. И тех же, что тогда приглашала, и новых уже друзей - знакомых, приобретенных за это время. Приглашала с запасом: думаю, все равно человека 3, а то и половина, а то и почти все откажутся. И все согласились! Все! Ни одной отговорки, наоборот, с превеликим удовольствием, говорят, придем.

Я счастлива, конечно. Только меня это несколько озадачило. Неужели я за это время стала как-то более интересной, привлекательной? Каким это образом я получила допуск к сердцу человека, которого я процитировала в первом абзаце (да, она согласилась тоже)? Я за собой особых улучшений не замечала, а оно вон как... странно прямо...
Башкирцева

(no subject)

Все равно.

Совершенно все равно.

Зато в конце ноября снова будет солнце, дней 10 только солнце, праздник и легкость.

А сейчас мне совершенно все равно, надо просто как-то дожить эту осень, перебираясь от одной знаковой точки до другой.

А еще мне скоро 26. Третий десяток совсем  близко, и чувство, что я взрослый человек как-то нечаянно нагрянуло. Мрачное чувство. Взрослый человек - он ведь все время что-то кому-то должен и категорически несвободен. Он должен быть исправным работником и зарабатывать деньги, должен быть хорошей женой и родить детей. А то, что он может чего-то хотеть - это не интересно никому, даже ему самому, потому что он должен все успеть, а на раздумья времени нет. Вот вернусь из этой долгой осени и подумаю, подумаю об этом завтра...
Башкирцева

(no subject)

Сложно сказать, когда это началось.

Когда простые удовольствия перестали радовать, перестало хотеться остановить прекрасное мгновение. Какой-то нейрон, до этого исправно расшифровывавший эмоции, лопнул, исчез. Теперь все как-то само по себе - а я сама по себе.
Остались только самые примитивные ощущения: раздражение, обида, радость. А сложные впечатления - это так долго, так бесполезно... На них просто не хватает сил.

Наверное, для того чтобы они были, надо начать снова находить время для того, чтобы слушать себя. Для того, чтобы гулять с собой по пустым паркам, в опасные сумерки, заказывать официанту одно капуччино, вытирать слезы на глупой мелодраме одна в кинозале. Собирать свой аппарат для ощущений по кусочкам снова, как в детстве конструктор. Вот здесь были воспоминания, вот здесь я так задорно смеялась, что прохожие оборачивались, вот здесь я плакала не от обиды, не от повседневных проблем, а просто потому что было пусто и одиноко.

Иначе ведь это не жить, это просто выполнять свои социальные функции.
Башкирцева

(no subject)

не засыпай
до утра всего несколько снов
не проснешься потом
не засыпай
будет пусто - не зови никого
все равно никто не придет
так и знай
все равно ведь душа
не более чем сосуд
наполнять его можешь - только ты
все равно никто не наполнит его собой
не жди
чужие сосуды пусты
Башкирцева

(no subject)

Когда просыпаешься с мыслями о старом дне - это уже усталость. Это значит, что набран ритм, задан темп и теперь ты идешь семимильными шагами в неизвестном, абсолютно не нужном тебе направлении. Рано или поздно настанет состояние "все равно", "ничего не хочу", потому что если идешь неизвестно куда, да еще и в таком темпе, который отбирает все силы, единственное, к чему сможешь прийти - это разбитое корыто где-нибудь в грязной квартире, которую последние несколько недель не хватало времени помыть.
Надо как-то выходить из этой ситуации - все время бежишь, не останавливаясь, но никто не знает зачем. Ради денег? Ну да, но их можно заработать в таком же количестве, но прилагая меньшие усилия. Ради себя, самореализации? Да ладно, в детстве я мечтала стать учительницей литературы. Ну и что? Стала, хочешь? А сейчас чего хочешь? Сейчас хочется не чужих детей чему-то учить, а своих, которых нет. И не будет, если не остановиться, не подумать и не пойти в нужную сторону, а не в ту, которую просто "прет"... Хочется плодотворной работы - для себя, только для себя и чтобы никто не говорил, как именно я должна это делать.
А так несешься по жизни "На этой неделе надо подать документы на загранпаспорт". А правда он так нужен? А может ну его, если уж никак не получается, и в Тайланд еще раз со старым паспортом? А?
Башкирцева

Лестница для дураков

Комната, где раньше снимали фотографии на документы, в которую я решила по старой памяти пойти, закрылась. Теперь там продают кальяны. Конечно, вспомнила, старушка... Там я фотографировалась на паспорт в 18 лет. Когда это было?:)))

По этому случаю пришлось бежать на Университетскую, опять же по старой памяти, в длинный ряд всяких убогих офисов, куда студенты ходят копировать конспекты с прогулянных лекций. Там всегда было какое-нибудь "Фото на документы". И там действительно все так, как и было 5 лет назад, и фото на документы есть.

И осень меня схватила за руки и за коленки. Я ведь принципиально считаю, что начало сентября - это лето, и хожу в летнем платье с жакетиком сверху, когда все остальные в куртках и джинсах. Студенты у второго корпуса, как и раньше, деловые все такие, а глаза растерянные. Одеты, правда, лучше, чем мы тогда были. И филфак теперь отсюда выселили...

А ветер все тот же, злой, именно в этом месте. Путает волосы, сережками больно бьет по ушам - того и гляди, оторвет с ушами вместе. Добежала до лестницы и начала смеяться...

В тот день была поздняя осень или ранняя весна, снег делает из этой лестницы горку, по которой идущие впереди меня мальчишки и покатились. С одним из них я в то время жила, он все время надо мной смеялся. Сбоку от лестницы кто-то предусмотрительно вырезал хлипкие "ступеньки", я иду к ним и кричу: "Куда вы? Вот же лестница для дураков!". Конечно, я хотела сказать "для таких дураков, как вы", но получилось вот "для дураков":) И спускаюсь по ней медленно и осторожно. А мальчишки уже скатились и стоят, смеются над моей фразой. "Да, лестница для дураков", - говорит он, когда я до них добираюсь. Потом еще долго он смеялся над этой лестницей и надо мной, каждый раз, как мы по ней проходили.

Вот она моя лестница для дураков. Я ведь, как и в те далекие 17, когда мама не названивала мне ночью, потому что мобильных телефонов не было, когда неба, любви и времени было невероятно много, я все такая же дура. А эта лестница и береза над ней, и жестокий ветер, и разбитые ступеньки - все это мое. Для дураков.